Маммографический скрининг и его роль в снижение смертности от рака молочной железы - Вместе против рака
    Главная / Литература / Статьи для специалистов / Рак молочной железы / Маммографический скрининг и его роль в снижение смертности от рака молочной железы

    Маммографический скрининг и его роль в снижение смертности от рака молочной железы

    Дата: 29.12.08

    There is currently a reduction in breast cancer (BC) mortality due to mammographic screening. According to the data of the American Cancer Society, the annual BC death reduction rate is 2.3%, thus has declined by 24% since 1990. A 70% reduction in the number of females who die from BC has resulted from the early tumor detection by mammography and there has been a 30% decrease due to a combination of better treatment and women's greater awareness of breast cancer. The screening has assisted in increasing the detection rate of BC in situ (DCIS), which is about 20-30%. For example, in Italy, the ratio of screening/prescreening periods in the incidence of DCIS was 1.12-1.77. The reduction in BC mortality has been noted in young women to a greater extent than that in women from older age groups. In some authors' opinion, screening and adjuvant therapy virtually equally affect the reduction in BC mortality.

    Рак молочной железы (РМЖ) продолжает оставаться серьезной медицинской и социальной проблемой во многих развитых странах, а в пос­ледние годы растет его частота и в развивающихся странах. В промышленно развитых странах удель­ный вес РМЖ составляет около 27%. В 2000 г. РМЖ был выявлен у 471 тыс. женщин в развиваю­щихся странах [1], что чаще рака шейки матки (379 тыс.), занимавшего лидирующие позиции до недавнего прошлого.

    Ежегодно в мире регистрируется около 10 млн новых случаев онкологических заболева­ний, и более 6,2 млн человек умирают от рака [2]. По данным M. Miller [3], в 2000 г. доля пожи­лых и людей преклонного возраста составляла приблизительно 14% населения Земли, а к 2050 г. может достигнуть 25% и более. В развитых странах 46% случаев рака регистрируется в возрас­тной группе старше 64 лет, а в 2050 г. ожидается рост этого показателя до 71%. Согласно прогно­зу ВОЗ, увеличение народонаселения и старение человеческой популяции могут стать причиной роста онкологических заболеваний к 2020 г. до 15 млн и 10 млн смертельных исходов [4]. В 2002 г. в России заболело РМЖ 45,9 тыс. женщин, а 22,1 тыс. женщин (что составило 1,67% всех злокаче­ственных новообразований) умерли от него. За период с 1995 по 2002 г. прирост стандартизован­ных показателей заболеваемости РМЖ составил 16,1%, а прирост показателей смертности — 6,2% [2]. К сожалению, в России продолжают сни­жаться показатели охвата населения профилак­тическими осмотрами . Так, в 1999 г. доля актив­но выявленных онкологических больных от об­щего числа впервые зарегистрированных соста­вила 9,2%, а выявленных больных РМЖ было 16-18,4% [5], в 2000 г. 17,6%, а в 2001 г. - 17,8% [4]. Риск развития РМЖ у женщин увеличивает­ся с возрастом. Около 77% женщин на момент установления диагноза РМЖ старше 50 лет. У женщин моложе 30 лет данная форма рака встречается в 0,3% случаев [6].

    Изучение вопроса своевременной диагности­ки злокачественных новообразований показало необходимость разработки программ скрининга, задача которых — выявление заболевания до появ­ления симптомов или признаков, по поводу кото­рых больные впоследствии обратились бы за меди­цинской помощью. Ценность раннего выявления заболевания заключается в том, что становится возможным обнаружить рак на стадии, когда он носит локальный характер и может быть излечен. При рассмотрении любой программы скрининга необходимо учитывать следующие важные состав­ляющие: доступность простых, недорогих, инфор­мативных, безболезненных форм обследования, разработка эффективных методов лечения, а также наличие теоретических основ организации скрининговых программ или концепции скрининга. Уже есть опыт проведения таких программ в обла­сти медицины; в качестве примера можно привес­ти программу скрининга с целью выявления пси­хических заболеваний в армии США, которая счи­тается одной из наиболее старых [7]. В настоящее время наиболее успешной из проводимых про­грамм признан цитологический скрининг рака шейки матки с использованием Рар-теста. Мам­мографический скрининг РМЖ предоставил спе­циалистам хорошую возможность не только обсу­дить развитие современных программ, но и разра­ботать механизмы оценки результатов, получае­мых в процессе исследования [7].

    Впервые маммограммы молочной железы по­лучил в 1913 г. Salomon, а клиническую маммогра­фию (МГ) описал Warren в 1929 г. До середины 1950-х годов не было предпринято серьезных по­пыток провести скрининг с использованием МГ для выявления опухолей молочных желез среди здорового женского населения. К сожалению, в то время еще не существовало концепции массового рентгенологического скрининга здоровых женщин в целях обнаружения ранних форм РМЖ. Впервые такая концепция была предложена в 1956 г. G.J. Cohen et al. [8]. Научно обоснованный подход к проведению скрининга был внедрен в клиниче­скую практику в 1975 г. двумя врачами общей пра­ктики P.S. Frame и S.J. Carlson [9], которые предло­жили способы выявления некоторых заболеваний при плановом физикальном обследовании. Их предложения были переработаны, дополнены и узаконены Канадской комиссией по периодиче­ским профилактическим обследованиям.

    При рассмотрении любой скрининговой программы серьезному вниманию и обсуждению подлежат три положения: снижение смертности в результате проводимых мероприятий, возмож­ные неблагоприятные последствия и вопросы стоимости и эффективности. В настоящее время стандартом при проведении программ скрининга на РМЖ остаются маммография и физикальный осмотр молочных желез, и эти методы взаимно дополняют друг друга. Что касается МГ как мето­да скрининга, то вопросов пока значительно больше, чем ответов. Одной из серьезных проб­лем можно считать тот факт, что около 75% обра­зований, выявленных в результате скрининга, в дальнейшем по данным биопсии оказываются доброкачественными. Еще одна проблема за­ключается в том, что около 20% опухолей данный метод не выявляет. К таким опухолям относятся быстро растущие и глубоко расположенные опу­холи в железах с высокой плотностью [10].Попу-ляционный скрининг сложен в организацион­ном плане и с точки зрения оценки получаемых результатов. О качестве и эффективности скри­нинга судят по уровню достоверности, который определяется такими показателями, как чувстви­тельность и специфичность тестов, а также пред­сказуемостью значений положительных и отри­цательных тестов. Для скрининга здорового на­селения наиболее важным является высокая спе­цифичность теста, т.е. сведенное до минимума количество ложноположительных находок, что приводит к дополнительным исследованиям, не­оправданным биопсиям, а порой и к хирургиче­ским вмешательствам.

    Оценка специфичности и чувствительности 3 методов скрининга (клинический осмотр молоч­ных желез, МГ и самообследование молочных желез) зависит от многих факторов, таких как размер образования, характеристика осматриваемой опу­холи, возраст женщины, качество маммограммы и опыт специалиста в интерпретации маммографи­ческих снимков, а также продолжительность вре­мени прослеживания при выявлении ложноотрицательных результатов [11].Таким образом, страте­гия скрининга имеет возрастно-специфические особенности. Анализ 17 скрининговых программ показал, что чувствительность МГ как метода во всех программах имела незначительные отличия. Так, в шведских программах с использованием в качестве метода исследования только МГ чувстви­тельность оценивалась в 75%, а чувствительность сочетания МГ с клинической пальпацией в амери­канской программе HIP — 88%. В канадской и шот­ландской программах чувствительность МГ также достигла 88% при осмотре женщин возрастной группы 50—59 лет. Оценка специфичности метода варьирует от 98,5% в программе HIP до 83% в ка­надском исследовании. Для женщин 40—49 лет чув­ствительность одного маммографического метода, а также в сочетании с клинической пальпацией мо­лочных желез в основном на 10—15% ниже по срав­нению с возрастной группой женщин 50 лет и стар­ше [12]. По оценке специалистов, специфичность пальпаторного метода также ниже у молодых жен­щин [13—16]. При сравнении маммографических изображений ткани молочных желез женщин 40—49 и 50—59 лет авторы исследования не отмеча­ют существенных отличий, объясняя это тем, что ткань молочной железы не сразу с наступлением менопаузы (по достижении, например, 50 лет) перерождается в жировую ткань. Перерождение в жировую ткань происходит постепенно с возрас­том. Чувствительность МГ у женщин находится в прямой зависимости от плотности молочных же­лез. При повышенной плотности железы чувстви­тельность скрининговой маммографии понижает­ся с 98 до 55% [17]. Говоря о скрининге РМЖ, нельзя не сказать о таком методе, как самообсле­дование молочных желез. В настоящее время дан­ные о чувствительности этого метода весьма огра­ниченны. В одном из сообщений были представ­лены сведения о верхнем пределе чувствительно­сти, оцениваемом в 12—25%, с учетом всех интер­вальных раков, обнаруженных методом самооб­следования [18]. Чувствительность метода самооб­следования понижается c возрастом: с 41% для женщин 35—39 лет до 21% для женщин 60—74 лет [19]. Самообследование как метод скрининга об­ладает наименьшей чувствительностью, а специ­фичность остается невыясненной. Если обучение методике самообследования проводить на силико­новой модели молочной железы, то в этом случае можно добиться определенного повышения чувст­вительности [20].

    Предметом особого обсуждения являются неблагоприятные стороны скрининга, такие как ложноположительные результаты, а как следствие — дополнительные диагностические мероприя­тия. В канадской программе в результате маммо­графического скрининга было отмечено 7—10% ложноположительных заключений у женщин 40—49 лет и 4,5—8% в группе женщин 50—59 лет [21]. По данным авторов программ скрининга, проводимых в Швеции, частота повторных вызо­вов для уточняющих диагностических обследова­ний у молодых женщин составила 4—6%, и 0,2—0,9% этих женщин были направлены на био­псию [22]. Надо отметить, что женщины в возрас­те 40—49 лет в 2 раза больше подвергаются диагно­стическим мероприятиям для выявления одного случая РМЖ по сравнению с женщинами возрас­тной группы 50—59 лет (43,9 против 21,9) [23]. Внедрение маммографического скрининга в Нор­вегии и Швеции стало причиной 50% роста пока­зателей заболеваемости РМЖ в группе женщин, прошедших скрининг. Проспективное когортное исследование показало, что заболеваемость инвазивным раком в результате второго и третьего ра­ундов скрининга в 2,4 раза выше по сравнению с ожидаемой заболеваемостью и что две трети выяв­ленных в процессе скрининга опухолей рассмат­риваются как гипердиагностика [24]. Гипердиаг­ностика увеличивает стоимость программы скри­нинга, а выявленное состояние не угрожает здоровью пациента. Широкое распространение мам­мографического скрининга привело к изменению соотношения удаляемых доброкачественных и злокачественных опухолей молочной железы. Благодаря внедрению маммографических скрининговых программ отмечается значитель­ный рост выявленных случаев РМЖ in situ (CIS), на долю которого приходится приблизительно 20—30% [17]. Скрининговая МГ способствовала изменению стадийности опухолей молочной же­лезы и выявлению образований меньших разме­ров. Протоковая CIS относится к преинвазивному или неинвазивному раку. До внедрения МГ обна­ружение такой патологии было случайной наход­кой при взятии биопсии из доброкачественных образований. В США за 20 лет (с 1973 по 1993 г.) заболеваемость протоковым преинвазивным РМЖ возросла на 549%, а показатель роста РМЖ за этот же период составил 31,9% [25].

    A. Barchielli и соавт. [26] изучили тенденцию заболеваемости CIS в 6 районах Италии до скрининга и в период скрининга. Все 1069 случаев CIS, выявленных у женщин возрастной группы 40—79 лет в период с 1988 по 1999 г., были проанализированы с помо­щью регрессионной модели Пуассона (данные были стандартизованы по возрасту). Проведен­ный анализ показал, что протоковая CIS (DCIS) составила 89%, а дольковая CIS (LCIS) — только 11% от числа всех выявленных случаев CIS. Для всех шести районов Италии внедрение скрининга способствовало росту заболеваемости DCIS (соот­ношение данных двух периодов составило 1,12—1,77). В общей сложности доля протоковой CIS составила 11% от всех случаев рака, выявлен­ных в результате скрининга (226/2022). Частота заболеваемости, отмеченная в период проведения скрининга, была на 39% выше по сравнению с пе­риодом до скрининга. Такая ситуация объясняет­ся еще и тем, что были приглашены женщины тех возрастных групп, которые ранее не принимали участия в скрининге [26].

    P. Kessar и соавт. [27] изучили прогностиче­скую значимость обнаружения CIS в рамках скрининговой программы по РМЖ. Авторы исследо­вания ставили перед собой задачу выяснить, явля­ется ли данный вид опухоли, выявленный при скрининге, гипердиагностикой и можно ли ис­пользовать для опухолевой дифференциации некоторые маммографические особенности DCIS. В большинстве случаев DCIS как в группе скринин­га, так и в контрольной группе относились к опу­холям высокой степени злокачественности. Толь­ко одна из пяти опухолей была низкой степени злокачественности. Маммографические снимки не всегда надежны в плане предсказания опухоле­вой градации. В связи с этим обнаружение DCIS при проведении скрининговых программ являет­ся важной и информативной находкой и не долж­но рассматриваться как гипердиагностика [27]. A. Evans и соавт. [28] провели исследование с це­лью изучения ценности обнаружения DCIS при маммографическом скрининге.

    Было показано, что обнаружение на маммограммах кальцификации высокого риска позволяет сделать вывод об оккультном сосуществовании с DCIS инвазивного РМЖ III степени злокачественности. Сравне­ние биологических характеристик DCIS, выяв­ленных при скрининге, с таковыми неинвазивного протокового РМЖ, обнаруженного при клини­ческом исследовании, показало высокую неблаго­приятную прогностическую значимость особен­ностей DCIS, выявленных при скрининге. Это можно объяснить разнообразием маммографиче­ских изображений различных подтипов DCIS [28, 29]. Работы последних лет подтверждают мысль о том, что прогноз развития DCIS в значительной мере зависит от степени ее злокачественности. Скрининг представляет пользу для женщин с та­кими видами DCIS, как опухоли II—III степени злокачественности. Что касается других форм DCIS, то остается ряд нерешенных вопросов, в ча­стности, не является ли потенциальная польза их обнаружения в результате скрининга побочным неблагоприятным эффектом (нервозное состояние, ненужные оперативные вмешательства, до­полнительные обследования).

    Прошло более 30 лет с момента появления первых программ скрининга по РМЖ с примене­нием МГ. Удалось ли добиться основной цели в результате проведения скрининга — снижения смертности от данной формы рака? Промежуточ­ная цель скрининга заключается в выявлении опухолей или их предшественников до клиниче­ского проявления, что повысило риск ложноположительной диагностики и избыточного лече­ния. Так как скрининговая МГ способствует более раннему выявлению разнообразной патологии молочной железы, интересно в дальнейшем уста­новить роль риска прогрессии различных форм обнаруженной патологии. Понимание этого воп­роса имеет большое значение при проведении скрининга и дальнейшего выбора адекватного ле­чения выявленного заболевания. В масштабных популяционных программах скрининга для полу­чения доказательств снижения смертности от РМЖ требуется более длительный интервал вре­мени (более 5—7 лет) по сравнению с рандомизи­рованными исследованиями.

    Снижение смертно­сти даже при условии хорошо организованного и правильно проведенного скрининга отсрочено, а эффект может появиться и в более поздние сроки при условии, что участницы скрининга были мо­ложе 50 лет [29]. В результате анализа публикаций последних лет можно с определенной долей уве­ренности сказать, что в настоящее время отмеча­ется снижение смертности от РМЖ как в европей­ских странах, так и в США с начала 1990-х годов. В последние годы в США от РМЖ умирают при­близительно на 1000 женщин меньше. В связи с этим широко обсуждается вопрос о вкладе маммо­графического скрининга и современных методов лечения в снижение смертности от РМЖ. По дан­ным одних авторов, маммографический скрининг влияет на снижение показателей смертности от РМЖ в 46% случаев, а адъювантные методы тера­пии, такие как химиотерапия и применение тамоксифена, ответственны за снижение смертности в 54% случаев [30]. По данным Американского про­тиворакового общества, скрининг оказывает воздействие независимо от проводимого курса хими­отерапии. Ежегодный показатель снижения смертности составлял 2,3%, и таким образом сни­жение смертности достигло 24% начиная с 1990 г. В Европе РМЖ является наиболее часто встреча­ющейся опухолью у женщин — ежегодно выявля­ется приблизительно 350 000 новых случаев и 130 000 больных умирают от данной формы рака. В отделе дескриптивной эпидемиологии Лион­ского агентства изучили тенденции изменений показателей смертности в странах ЕЭС.

    Сниже­ние показателей смертности впервые отмечено у молодых женщин и в меньшей степени у женщин среднего возраста, а у женщин старших возрас­тных групп отмечается продолжающийся рост данного показателя. Специалисты полагают, что выявление опухолей на более ранних стадиях иг­рает основную роль в снижении смертности у мо­лодых женщин [31]. R. Smith — директор отдела скрининга в Американском противораковом об­ществе — считает, что снижение на 70% числа женщин, умерших от РМЖ в проводимом ими ис­следовании, произошло благодаря раннему обна­ружению опухоли с помощью МГ, а на 30% — за счет комбинации более совершенного лечения, осведомленности и обеспокоенности женщин проблемой РМЖ [32]. L. Minelli и соавт. [5] прове­ли сравнительный анализ заболеваемости, смерт­ности и выживаемости больных инвазивным РМЖ за периоды 1978-1982 и 1994-1999 гг. 5-лет­няя относительная выживаемость увеличилась на 17% - с 0,71 в период 1978-1982 гг. до 0,86 в 1994—1998 гг. Улучшение показателей выживаемо­сти наиболее очевидно среди женщин 45—54 и 65—74 лет. По мнению авторов, в период с 1994 по 1998 г. отмечены снижение смертности от РМЖ и улучшение показателей выживаемости в одном из районов Италии (Umbria), что явилось результа­том раннего выявления РМЖ с помощью МГ и прогресса в лечении данной формы рака [5].

    Пуб­ликации о снижении смертности в результате маммографического скрининга при РМЖ в Вели­кобритании привлекли внимание специалистов из других стран. S. Kobayashi [33] из Университета Nagoya проанализировал данные о заболеваемо­сти и смертности в Великобритании за 30 лет. Бы­ло отмечено, что после внедрения скрининга РМЖ выявление неинвазивной карциномы в об­следуемых возрастных группах значительно воз­росло и составило 8,3% от всех случаев. Однако улучшение показателей заболеваемости и смерт­ности обусловлено не только распространением программ скрининга и увеличением доли ранних стадий РМЖ во всех возрастных группах за счет более совершенных диагностических технологий и возросшего интереса общества к данной пробле­ме, но и развитием адъювантной эндокринной те­рапии [33]. По мнению M. Shootman и соавт. [34], в США не удалось полностью реализовать воз­можности скрининга для снижения смертности при РМЖ. Проведенное исследование основыва­лось на анализе данных SEER за 1990—1998 гг. в возрастной группе женщин 50—69 лет. В качестве индикаторов снижения смертности были исполь­зованы такие показатели, как CIS, опухоли на ста­дии Т1 (<2 см), опухоли II—IV стадий, положи­тельные лимфатические узлы, местно-распространенный РМЖ.

    При анализе результатов ис­следования было установлено, что частота обнаружения CIS увеличилась с 37,8 до 67,0 на 100 000 населения, а опухоли на стадии Т1 — с 143,5 до 163,5 на 100 000 населения за период с 1990 по 1998 г. Не претерпела изменений выявляемость рака на II—IV стадиях, РМЖ с положительными лимфатическими узлами и местно-распростра­ненного РМЖ, которая осталась в пределах 120, 76 и 17 на 100 000 населения соответственно. Под­водя итоги, авторы делают вывод, что несмотря на рост показателей по выявлению ранних стадий РМЖ (in situ, T1), не произошло ожидаемого сни­жения смертности от РМЖ в США в сравнении с европейскими странами, так как в течение 1980-х годов в стране отсутствовало широкое внедрение МГ [34]. В ответ на многочисленные публикации в газетах по поводу снижения смертности от РМЖ R. Peto и возглавляемая им исследовательская группа опубликовали в журнале Lancet статью с обсуждением данного факта [35]. Снижение смертности от РМЖ устойчиво отмечалось как в США, так и в Великобритании в период с 1987 по 1997 г. В США смертность снизилась на 19, 18 и 9% для женщин 20—49, 50—69 и 70—79 лет соответ­ственно. Авторы публикации предсказывали, что при сохранении такой тенденции можно ожидать общего снижения смертности для женщин 50—69 лет в пределах 25% к 2000 г.

    В Великобритании эта цифра могла бы достичь 30%. При этом важно подчеркнуть, что это не ежегодное снижение, а ожидаемое кумулятивное снижение показателя начиная с 1987 г. [36]. В других публикациях также приводятся данные об устойчивом снижении смертности от РМЖ за последнее десятилетие в США. В соответствии с данными SEER Нацио­нального института рака в США смертность от данной формы рака снижалась на 1,8% каждый год в период с 1989 по 1996 гг. Снижение смертно­сти, по утверждению авторов статьи, происходило в большей степени благодаря изменениям в диаг­ностике и лечении, а не по причине снижения заболеваемости. За период 1992—1996 гг. заболевае­мость снизилась на 5,5% среди белых женщин [35]. Руководитель отдела биостатистики и при­кладной математики M.D. Anderson Cancer Center D. Berry считает, что снижение смертности от РМЖ зависит от сочетания скрининга и лечения. «Скрининг не был бы столь успешным, если бы за ним не следовало лечение, включающее хирур­гию, и лечение будет более эффективным, если опухоль обнаруживается на ранних стадиях разви­тия путем скрининга» [36]. По результатам иссле­дований в 7 институтах США было отмечено, что от 28 до 65% снижения показателей смертности в период с 1975 по 2000 г. можно объяснить меро­приятиями скрининга, а остальные отнести за счет успехов адъювантной терапии. В общей сложности вклад скрининга и адъювантной терапии был равноценным [37]. Все это дает основа­ние полагать, что за последние 30 лет скрининг РМЖ в сочетании с современными методами лечения спас жизни больным.

    Так, число умерших от РМЖ в США снизилось с 45 на 100 000 жен­щин в 1975 г. до 38 на 100 000 женщин в 2000 г. [37]. В период с 1990 по 1997 г. в Нидерландах проведение маммографического скрининга было направлено на снижение распространенных форм РМЖ. Эффективность проведения про­граммы скрининга оценивалась по стадии забо­левания при диагностике в тех регионах страны, в которых до 1990 г. скрининг не проводился. Рост заболеваемости РМЖ отмечен в начале 1990-х го­дов главным образом в возрастной категории 50—69 лет (ежегодный процент изменений 4,25; 95% доверительный интервал — ДИ — 1,70—6,86) за счет выявления опухолей на стадии Т1 и прото-ковой CIS. Кроме того, в данной возрастной группе женщин отмечено снижение заболеваемо­сти распространенным РМЖ с 1989 по 1997 гг. на 12,1% (ежегодный процент изменений 2,14, 95% ДИ — 3,47, -0,80), за которым последовало сниже­ние смертности в тех же пределах через 2 года. Ав­торы исследования еще раз подтверждают тот факт, что скрининг РМЖ первоначально приво­дит к быстрому росту заболеваемости РМЖ с по­следующим снижением выявления распростра­ненных форм РМЖ у женщин, принимавших участие в скрининге. Таким образом, скрининг РМЖ влияет на снижение частоты инвазивных форм РМЖ и на снижение смертности [38].

    В настоящее время снижение смертности при РМЖ теоретически оценивается как вполне возможный результат программы скрининга благодаря раннему выявлению, адъювантной терапии, а также химиогормонотерапии как местно-распространенных, так и метастатических форм рака [39], но надо признать, что получен­ные результаты скрининга отличаются от ожи­даемых или прогнозируемых данных [40]. В чем причина не совсем удовлетворительной эффек­тивности проводимых исследований? Скорее всего, это можно объяснить неоднородностью РМЖ как нозологической формы, характеризу­ющейся определенными различиями клиниче­ского течения — от агрессивного до доброкаче­ственного, индолентного. Следует отметить так­же способность данного вида опухоли к раннему метастазированию, умеренную чувствитель­ность РМЖ к химиотерапии с наличием первич­ной и вторичной резистентности [39, 41]. Вме­сте с тем в настоящее время нет сомнений, что маммографический скрининг способен снижать смертность от РМЖ. Такой вывод основывается на результатах проведения исследований в США, Швеции и Голландии [42-44].

    Автор: Л.Е. Комарова ГУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, Москва
    MAMMOGRAPHIC SCREENING AND ITS ROLE IN REDUCING BREAST CANCER MORTALITY
    L. Ye. Komarova N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center, Russian Academy of Medical Sciences, Moscow

    Материал взят из журнала "Маммология", №3, 2006

    РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:
    1. Семиглазов В.Ф. Скрининг рака молочной железы. Материалы VIII Российского онкологического кон­гресса. М., 2004.
    2. Злокачественные новообразования в России и странах СНГ в 2002 г. Под редакцией акад. РАН и РАМН М.И. Давыдова и д. б. н. Е.М. Аксель. М., 2004.
    3. Miller M. Cancer Incidence Trends Differ Between Europe, United States. Journal of the National Cancer Institute 2001; 93(19):1444-5.
    4. Сафронникова Н.Р., Мерабишвили В.М. Профилактика вирусозависимых онкологических заболеваний. Диагностика и лечение папилломавирусной инфекции. Пособие для вра­чей. СПб., 2005.
    5. Minelli L., Stracci F., Prandini S. et al. Breast cancer incidence, mortality and survival in the Umbria region of Italy (1978-1999). Eur J Cancer Prev 2004; 13(6): 485-9.
    6. Fisher B. et al. J Natl Cancer Inst 1988; 90: 1371-88.
    7. Morabia A., Zhang F.F. History of medical screening from concepts to action. 1: Postgrad Med J 2004; 80(946): 463-9.
    8. Cohen G.J., Engle B.H., Moore L. Surg Gynecol Obstet 1958; 106: 478-80.
    9. Frame P.S., Carlson S.J. A critical review of periodic health screening using specific screening criteria. J Fam Pract 1975; 2:283-9.
    10. Wang Z. Mammography and Beyond: Building Better Breast Cancer Screening Tests. J NCI Cancer Spectrum 2003;95(5): 344-6.
    11. Moore M., Di Guiseppi C. Screening for Breast Cancer . http:// cpmcnet. colambia.edu/texts/gcps 0017. html.
    12. Fletcher S.W., Black W., Harris R. et al. Report of the International Workshop Screening for Breast Cancer. J Natl Cancer Inst 1993; 85: 1644-56.
    13. Robertson C.L. A private breast ima­ging practice: medical audit of 25.788 screening and 1077 diagnostic examina­ tions. Radiology 1993; 187: 75-9.
    14. Fletcher S.W., Black W., Harris R. et al. Report of the International Workshop on Screening for Breast Cancer. J Natl Cancer Inst 1993; 85:1644-56.
    15. Peeters P.A., Verbeek A.L., Hendriks J.A. et al. Screening for breast cancer in Nijmegen . Report of 6 screening rounds, 1975-1986. Int J Cancer 1989; 43: 226-30.
    16. Tabar L., Faberberg G., Day N.E. et al. What is the optimum interval between mammographic screening examinations? An analysis based on the latest results of the Swedish two -county breast cancer screening trials. Int J Cancer 1987; 55: 547-51.
    17. Silva O.E., Zurrida S. Breast Cancer a Practical Guide, 2005, 54-5.
    18. Fletcher S.W., Black W., Harris R. et al. Report of the International Workshop on Screening for Breast Cancer. J Natl Cancer 1993; 85:1644-56.
    19. O'Malley M.S., Fletcher S.W. Screening for breast cancer with breast self - examination. JAMA 1987;257: 2197-203.
    20. Fletcher S.W., O'Malley M.S., Earp J.L. et al. How best to teach women bre­ast self-examination. A randomized con­trolled trial. Ann Intern Med 1990; 112(10):772-9.
    21. Miller A.B., Baines C.J., To T. Wall C. Canadian National Breast Screening Study: 2. Breast cancer detection and death rates among women 50 to 59 yers. Can Med Assoc J 1992;147(10):1477-88.
    22. Rutovist L.E. Summary of the cha­racteristics of the Swedish trials. Proseedings of the Falum Conference, 1996.
    23. Miller A.B., Baines C.J., To T., Wall С Canadian National Breast Screening Study: 1. Breast cancer detection and death rates among women aged 40 to 49 years. Can Med Assoc J 1992; 147(10):1459-76.
    24. Zahl P.H., Maehlen J. Overdiagnosis in mammography screening. 1 :Tidsskr Nor Laegeforen. 2004; 124(17):2238-9. 25. Ernster V.I., BarclayJ., Kerlikowske K. et al. Incidence of and treatment for ductal carcinoma in situ of the breast. J Am Med Assoc 1996;275 (12); 913-8.
    26. Barchielli A., Federico M., De Lisi V. et al. In situ breast cancer :incidence trend and organized screening program­mes in Italy. Eur J Cancer 2005; 41(7): 1045-50.
    27. Kessar P., Perry N., Vinnicombe S.J. et al. How significant is detection of duc­tal carcinoma in situ in a breast screening programmes? 1: Clin Radiol 2002; 57(9):
    807-14.
    28. Evans A. Scrffn detected DCIS. Overdiagnosis an obligate precursor of invasive disease? Med Screen 2001;8:149-51.
    29. Tabar L. The natural history of breast carcinoma- what have we learned from screening? Cancer 1999;86.
    30. Gordon S. Screening, therapies Behind Drop in Breast Cancer Death Rates. N Engl J Med 2005;27. www. The breast cancer study com.
    31. Tyczynski J.E., Plesko I., Aareleid T. et al. Breast cancer mortality patterns and time trends in 10 new EU member states: mortality declining in young women, but still increasing in the elderly. 1: Int J Cancer 2004; 112(6): 1056-64.
    32. Axmaker L. Breast cancer Death Rates Decline Slowly but Steadily.http://www.cancer. org/docroot/nws/contents January4, 2005
    33. Kobayashi S. What caused the decli­ne in breast cancer mortality in the United Kingdom? 1: Breast Cancer 2004; 11 (2): 156-28.
    34. Shootman M., Jeffe D., Reschke A., Aft R. The full potential of breast cancer screening use to reduce mortality has not yet been realized in the United States. Breast Cancer Res Treat 2004; 85(3): 219-22.
    35. NBCC Peto R. News Articles Announce a Decline in Breast Cancer Mortality. 2005 National Breast Cancer Coalition.
    36. Berry D.A. et al. Effect of Screening and Adjuvant Therapy on Mortality from Breast Cancer New Engl Journ of Medicine, October27, 2005, 1784-92.
    37. McCoy K. Decline in Breast Cancer Death Rate Attributable to Screening and Adjuvant Therapy. http:/www.cancer.org/docroot//ru//ru o.asp
    38. Frachbond J., Otto S.J., van Dijck J.A. et al. National Evaluation Team for breast cancer screening decreased rates of advanced breast cancer due to mam­
    mography screening in the Netherlands1:
    Br J Cancer 2004; 91(5):861-7.
    39. Моисеенко В.М., Семиглазов В.Ф. Кинетические особенности роста рака молочной железы и их значение для раннего выявления опухоли. Маммология 1997;(3):3-11.
    40. Fink D. Cancer detection. Check-up guidelines Clinical Oncology. Ed. By A.Holleb et al N.Y. Amer.Cancer Soc 1991. p.153-76.
    41. Henderson C., Harris J., Kinner D. et al. Cancer of the breast. Cancer. Principles and practice of oncology. Ed. By V De Vita et al. #0d ed- Philadelphia J. Lippincott Company 1989. p.1197.
    42. Chamberlain J. An insurance policy to reduce the risk of dying from breast cancer. Clinical Radiology 1989;40:1-3.
    43. Collette H.J., Day N.E., Rombach J.J., de Waard F. Evaluation of screening for breast cancer in a non-randomized study (the DOM project) by means of a case-control study. Lancet 1984;1(8388):1224-6.
    44. Day N., Baines C., Chamberlain J. et al. UICC project on screening for breast cancer. Int J Cancer 1986;38:303-8.