Возможности лучевой и химиотерапии в продлении жизни больной метастатическим раком молочной железы - пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ
    Главная / Литература / Статьи для специалистов / Рак молочной железы / Возможности лучевой и химиотерапии в продлении жизни больной метастатическим раком молочной железы

    Возможности лучевой и химиотерапии в продлении жизни больной метастатическим раком молочной железы

    Дата: 29.12.08

    Демонстрация (Заседание Московского Онкологического Общества; тема Лучевая терапия рака молочной железы)
    Авторы: О.В.Извекова, З.П.Михина, В.С.Данилова, Д.Р.Насхлеташвили, А.А.Параконная
    (РОНЦ им. Н.Н. Блохина)

    Больная Х. 26 лет, обратилась в РОНЦ в ноябре 1992 г. в связи с подозрением на рак правой молочной железы, в наружне–верхнем квадранте которой, во время нормально протекавшей беременности стало определяться уплотнение около 1 см в диаметре. При обследовании в железе определялось уплотнение до 2 см, без кожных симптомов, без изменений регионарных лимфатических узлов. Срок беременности при обращении – 25 недель. Выполнена (13.11.92) секторальная резекция молочной железы со срочным гистологическим исследованием (рак) и последующей радикальной резекцией. Гистологически – инфильтративный дольковый рак на фоне лактирующего эпителия долек. В пяти исследованных лимфатических узлах – гиперплазия лимфоидной ткани. Рецепторы эстрогенов (РЭ) = 6.0, рецепторы прогестерона (РП) – 7,3 фмоль/мг белка (положительные показатели 10-12 фмоль/мг белка и выше). По желанию больной беременность решено не прерывать. Выписана под наблюдение районного онколога жительства; родила здорового ребенка (08.03.93). Новорожденному проводилось искусственное вскармливание; (молоко матери не применялось в связи с опухолью молочной железы).

    Через 10 мес. после операции (в сентябре 1993 г.) диагностирован рецидив в послеоперационном рубце. Выполнена (03.03.94) повторная секторальная резекция правой молочной железы. Морфологически подтвержден рецидив, опухолевые клетки определялись в просвете лимфатических сосудов. РЭ=32,8. РП=4 фмоль/мг белка. В марте-апреле 1994 г. проведено облучение правой молочной железы и над– и подключичной областей РОД 2 и 2,5 Гр, СОД 48 и 44 Гр.

    Год спустя, в апреле 1995 г., в связи с неврологическими нарушениями, выполнена КТ головного мозга. Выявлен метастаз в хориоидею левого глаза, 1см в наибольшем измерении. В апреле 1995 г. проведена лучевая терапия на левое глазное яблоко, фотонами; РОД 2,5 Гр СОД 40 Гр с эффектом. Облучение дополнено в октябре 1995 г. – химиотерапией (6 курсов по схеме CMF).

    В январе 1996 г. диагностирован рецидив во внутренних квадрантах правой молочной железы, с внутрикожными метастазами, а также метастаз в хориоидею правого глаза, (без признаков продолженного роста опухоли в левом глазу).

    В феврале 1996 г. выявлены множественные метастазы в хориоидею правого глаза, головной мозг и его оболочки. С января по март 1996 г. проведена лучевая терапия на правый глаз, 2,4/33 Гр, на правую молочную железу с регионарными зонами (повторно) 2,5/35 Гр, на область яичников 4/16 Гр (для выключения их функции), на весь головной мозг 3/30 Гр (по поводу множественных метастазов). Отмечена стабилизация процесса.

    Дальнейшее прогрессирование развилось в апреле 1998 г., когда были диагностированы внутрикожные метастазы, метастазы в кости, опухоль в левой молочной железе при стабилизации процесса в правой. С апреля 1998 г. по октябрь 1999 г. проведено 9 курсов химиотерапии по схеме CMF, а с ноября 1999 г. по июнь 2000 г. – 3 курса химиотерапии по схеме CAF с эффектом.

    В декабре 2002 г. при обследовании в РОНЦ – через 10 лет после начала лечения и спустя 7 лет после лечения в связи с прогрессированием опухоли – проявлений прогрессирования опухоли не определялось (по данным осмотра онколога, консультациям невролога и окулиста, КТ мозга). В декабре 2003 г. проявился болевой синдром в грудных позвонках и ребрах, обусловленный метастазами. Проведено облучение позвонков (Th VI-XII), ребер (V-VI справа) дозой по 6 Гр на каждый очаг поражения. Лучевая терапия также дополнена химиотерапией препаратом «Паклитаксел» (7 курсов) и гормонотерапией препаратом «Провера».При обследовании больной в декабре 2003 г. (через 11 лет после выявления опухоли и через 8 лет после диссеминации заболевания) – стабилизация костных метастазов, отсутствие прогрессирования в грудной клетке и брюшной полости по данным рентгенографии и УЗИ, оставалось поражение молочных желез; без признаков опухолевых очагов в головном мозгу, по данным КТ.

    В неврологическом статусе: клиника энцефалопатии 2 степени с расстройствами памяти, сенсорная полинейропатия 2 степени, обусловленные проведенными многочисленными курсами ЛТ и ХТ.

    Заключение: Данный случай подтверждает возможность существенного продления жизни применением современных методик лучевой и химиотерапии у больных диссеминированными опухолями.

    По материалам Вестника Московского Онкологического Общества, №5, май 2004