Клинико-иммунологическое значение экспрессии MDR1/Pgp170 при раке молочной железы - Вместе против рака
    Главная / Литература / Статьи для специалистов / Рак молочной железы / Клинико-иммунологическое значение экспрессии MDR1/Pgp170 при раке молочной железы

    Клинико-иммунологическое значение экспрессии MDR1/Pgp170 при раке молочной железы

    Дата: 27.04.10

    Енгай Д.А., Поддубная И.В., Тупицын Н.Н., Е.Б. Мечетнер

    ГУРОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН. Кафедра онкологии РМАПО.

    Актуальность

    Интерес к изучению множественной лекарственной устойчивости (МЛУ) при раке молочной железы, а также при других опухолях возник около 30 лет назад. Среди множества исследованных механизмов МЛУ наиболее изученным на сегодняшний день является механизм выброса токсических веществ из резистентных клеток с помощью трансмемранного белка Pgp170, кодируемого геном MDR1. Активность Pgp170 определяет резистентность клеток к таким противоопухолевым агентам как антрациклины, таксаны и другим, применяемым в терапии РМЖ. По мнению многих ученых, занимающихся исследованием биологии рака, различные сигнальные пути в опухолевой клетке взаимосвязаны. Таким образом, процессы адгезии, апоптоза и многие другие, включая энергозависимые, могут быть также изучены в резистентной клетке. Огромное число работ по изучению гена множественной лекарственной устойчивости скорее говорят о том, что ясности по данному вопросу у современных ученых нет, что определяет необходимость дальнейших исследований в данной области. Однако с клинической точки зрения имеют значение следующие аспекты: во-первых, отрицательная прогностическая роль экспрессии MDR1/Pgp170, во-вторых, разработка таргетных препаратов, и в-третьих, «усиление» стандартной схемы химиотерапии для MDR1/Pgp170 позитивных больных.

    Материалы и методы исследования

    Материалом для исследования послужили данные клинического, морфологического и иммуногистохимического обследования 51 больной РМЖ T2N1-3M0 стадий. Пациентки проходили лечение в различных отделениях РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН в 2002г. Диагноз РМЖ был доказан морфологически у всех больных. Возраст больных находился в пределах 36 – 77 лет (медиана – 54 года). У большинства пациенток (32/51, 63%) была сохранена менструальная функция, и только у 1/3 больных (19/51, 37%) была менопауза длительностью больше 5 лет. На первом этапе всем больным проведено оперативное лечение. По гистологическому строению опухоли распределились следующим образом: инфильтрирующий протоковый рак - 31 больная (61%), инфильтрирующий дольковый рак – 12 больных (23%), другие гистологические формы составили 16% (8 больных). Больные были прослежены в течение 42 – 54 месяцев (медиана 45 мес.). За время наблюдения отдаленные метастазы возникли у 14 из них, от прогрессирования заболевания умерло 3 человека. Из всей группы исследованных больных у 27% (14/51) отмечено прогрессирование заболевания в сроки от 2 до 45 месяцев. При иммунофенотипировании клеток первичной опухоли использованы моноклональные антитела к эпителиальным антигенам, антигенам главного комплекса гистосовместимости, лейкоцитарным антигенам, трансферриновому рецептору, рецептору апоптоза, молекуле адгезии. При иммунофенотипировании опухолевых клеток результаты реакций учитывали полуколичественным методом. Математическая обработка данных проводилась на персональном компьютере с помощью пакета программ «Статистика для Windows» (StatSoft Inc., 1996, Version 5,0).

    Результаты исследования

    Экспрессия Pgp170 обнаружена с помощью моноклонального антитела UIC-2 у 37% больных (19/51). Изучена взаимосвязь иммунофенотипа клеток рака молочной железы T2N1-3M0 стадии с основными клинико-морфологическими признаками, с проведенным лечением, а также с экспрессией гена множественной лекарственной резистентности.

    Исследованная группа больных раком молочной железы T2N1-3M0 обладала прогностически неблагоприятными иммунофенотипическими признаками: низкий уровень экспрессии молекул гистосовместимости HLA I и II классов, молекулы апоптоза CD 95, довольно высокий уровень экспрессии молекул адгезии ICAM 1 и рецептора транферрина CD 71, а также низкая активность туморинфильтрирующих лимфоцитов. При исследовании частоты экспрессии антигенов Pgp170 и CD 95 обнаружено, что в подгруппе Pgp170 + больных, мономорфно представленных CD 95 клеток в 1,5 раза меньше, чем в Pgp170 – подгруппе: 16% (3/19) и 25% (8/32), соответственно. Различия статистически высокодостоверны, р = 0,00012. При сопоставлении экспрессии молекулы Pgp170 с экспрессией молекулы адгезии ICAM 1 также наблюдалась положительная корреляция, р = 0,014. Впервые обнаружена достоверная корреляция экспрессий молекул СD 45, CD 71 и CD 95 с экспрессией молекулы ICAM 1. Показано также, что больные РМЖ исследованной группы имели целый ряд традиционно неблагоприятных клинико-морфологических признаков: сохранная менструальная функция (63%), наличие 3 степени злокачественности в 22 % случаев, большой размер (>3см) опухолевого узла (55%), наличие метастазов в 6-10 аксиллярных лимфоузлах (26%) и, наконец, отрицательный рецепторный статус РЭ-РП- (51%). Выявлено несколько статистически значимых ассоциаций экспрессии Pgp170: с морфологическим вариантом опухоли (р=0,007), со степенью злокачественности (р=0,00006), а также с количеством метастатически пораженных лимфоузлов (р=0,05), что может косвенно свидетельствовать о сильном отрицательном прогностическом влиянии экспрессии гена множественной лекарственной резистентности при раке молочной железы T2N1-3M0 стадии. Не выявлено каких-либо особенностей экспрессии гена множественной лекарственной резистентности MDR1/Pgp 170 у больных раком молочной железы T2N1-3M0 стадии в связи с объемом операции, послеоперационной лучевой и гормональной терапией. Был проведен статистический анализ взаимосвязи прогрессирования рака молочной железы в исследованной группе больных с экспрессией молекулы Pgp170. Обнаружено, что из всей группы Pgp170 позитивных больных прогрессирование РМЖ отмечено у 37%, в то время как в Pgp170 негативной группе прогрессирование РМЖ наблюдалось только у 22% женщин, то есть почти вдвое меньше, различия статистически достоверны (р = 0,0026) [таблица №1].

    Таблица№1.

    Взаимосвязь прогрессирования рака молочной железы с экспрессией Pgp170.

    Категория больных

    Экспрессия Pgp170 –

    Экспрессия Pgp170 +

    Итого

    Без прогрессирования рака молочной железы

    78 % (25)

    63% (12)

    37

    Прогрессирование рака молочной железы

    22% (7)

    37% (7)

    4

    Итого

    32 (100%)

    19 (100%)

    51

    Таким образом, экспрессия MDR1/Pgp170 достоверно выше у больных с прогрессированием рака молочной железы T2N1-3M0 стадии.

    Получено весьма важное, на наш взгляд, наблюдение: повышенная экспрессия Pgp170 отмечена при прогрессировании на антрациклинсодержащих схемах.

    В изученной группе больных прогрессирование РМЖ не зависело от экспрессии гена MDR1 в группе больных, получивших в адъювантном режиме 4 и 6 циклов полихимиотерапии по схеме CAF (р=0,04 и р=0,1, соответственно). Однако, процент больных с положительной экспрессией гена множественной лекарственной резистентности почти в 2 раза выше в подгруппе больных с прогрессированием рака молочной железы по сравнению с другой подгруппой (58% и 30%, соответственно), различия статистически не достоверны.

    В группе больных с прогрессированием рака молочной железы, из 9 больных (64%, 9/14), имевших 2 степень злокачественности, положительная экспрессия Pgp170 наблюдалась в 56% случаев (5/9). В группе же больных без прогрессирования заболевания аналогичный показатель составил 39% (12/31), то есть был в 1,4 раза меньше. Таким образом, пропорция Pgp170 позитивных больных со 2 степенью злокачественности больше именно в группе больных с прогрессированием заболевания, и, возможно, в данном случае экспрессия гена множественной лекарственной резистентности является маркером плохого прогноза для исследуемых больных.

    Еще более интересные данные получены при анализе подгрупп Pgp170 позитивных больных с 3 степенью злокачественности. В группе больных с прогрессированием заболевания, имевших 3 степень злокачественности, экспрессия Pgp170 отмечена в 40% случаев, в то время как в группе больных без прогрессирования РМЖ экспрессии Pgp170 при 3 степени злокачественности не установлено.

    Очевидно, интерпретация данных, полученных при анализе столь малых выборок, весьма спорна, тем не менее, мы можем предположить, что больные с 3 степенью злокачественности и положительной экспрессией Pgp170 могут иметь шанс (в 40% случаев, исходя из нашего исследования) появления отдаленных метастазов в ближайшие 45 месяцев, что, может давать основание для пересмотра тактики адьювантной терапии.

    Таким образом, выявлена статистически достоверная ассоциация экспрессии гена MDR1/Pgp 170 с прогрессированием рака молочной железы T2N1-3M0 стадии в первые 45 месяцев, а также с адъювантной полихимиотерапией. В нашем исследовании больные с экспрессией Pgp170 получали антрациклинсодержащие схемы, но не схему CMF. Возможно, в данном случае наши результаты отчасти обусловлены «биологическими» особенностями резистентных опухолей: раковые клетки, «выжившие» во время проведения химиотерапии, обладают повышенным метастатическим потенциалом, что, в свою очередь, влияет на результаты полихимиотерапии и, в дальнейшем, на срок до прогрессирования заболевания.

    Резюме

    Таким образом, MDR1/Pgp170 позитивные больные

    T2N1-3M0 характеризуются целым рядом прогностически неблагоприятных иммунофенотипических признаков, взаимосвязанных как между собой, так и с клинико-морфологическими характеристиками, имеющими также отрицательное прогностическое значение, и, в конечном счете, определяющие высокую частоту прогрессирования и короткую безрецидивную выживаемость. Дальнейшие, более углубленные исследования иммунофенотипа опухолевых клеток позволят в будущем оптимизировать схемы адьювантного лечения больных раком молочной железы.

    Литература

    1. Артамонова Е.В. Иммунологическая микрогетерогенность рака молочной железы. Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 1992.
    2. Артамонова Е.В., Кадагидзе З.Г., Летягин В.П., Ермилова В.Д., Огнерубов Н.А., Тупицын Н.Н. Экспрессия рецептора трансферрина (CD 71) клетками рака молочной железы. Медицинская иммунология. 2003. Т. 1-2. N 143-148..
    3. Артамонова Е.В., Тупицын Н.Н., Огнерубов Н.А. Кадагидзе З.Г. Экспрессия мономорфных детерминант молекул главного комплекса гистосовместимости I и II классов клетками рака молочной железы. // Иммунология. 2005. N 5. С. 284-287.
    4. Барышников А.Ю., Тоневицкий А.Г. Моноклональные антинела в лаборатории и в клинике. М., 1997.С. 99-105.
    5. Барышников А.Ю., Степанова Е.В., Материалы третьей ежегодной Российской онкологической конференции 29 ноября-1 декабря 1999 года, Санкт-Петербург.
    6. Барышников А.Ю. Взаимоотношение опухоли и иммунной системы организма. // Вестник онкологии. 2003. N 5. С. 13-17.
    7. Володько Н.А. Местные клеточные иммунные реакции при раке молочной железы (клинико-иммуноморфологическое исследование). Автореф. дис. канд. мед. наук. Киев, 1988.
    8. Рак молочной железы. // Под. ред. Н.Е.Кушлинского, С.М.Портного, К.П.Лактионова. Издательство РАМН. 2005. С. 180.
    9. Ставровская А.А. Клеточные механизмы множественной лекарственной устойчивости опухолевых клеток. // Биохимия, 2000, том 65, вып. 1, с. 112-126.
    10. Трапезников Н.Н., Аксель Е.М. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения стран СНГ в 1998г. М., 2000.
    11. Тупицын Н.Н., Кадагидзе З.Г., Блохина Н.Г. Экспрессия лейкоцитарных и родственных им антигенов на клетках рака молочной железы человека. // Экспер. онкол. 1990. Т.12, № 2. С.54-58.
    12. Вrooks P.C. Cell adhesion molecules in angiogenesis. // Cancer Metastasis Rev. 1996. Vol. 15. P. 187-194.
    13. Parkin D., Pisani P., Ferley J. Global cancer statistics // CA Cancer J. Clin., 1999. Vol. 49. P. 33-64.
    14. Moller P., Mattfeldt T., Gross C., Schlosshauer P., Koch A., Koretz K., Moldenhaurer G., Kaufmann M., Otto H.E. Expression of HLA-A, -B, -C, -DR, -DP, -DQ, and of HLA-D-associated invariant chain (Ii) in non-neoplastic mammary epithelium, fibroadenoma, adenoma, and carcinoma of the breast.//Am J Pathol. 1989. Vol. 135. N 1. P. 73-83.