Долгий путь клинических исследований - Вместе против рака
Главная / Пациенту / Все о клинических исследованиях / Долгий путь клинических исследований

Долгий путь клинических исследований

–Почему перед широким применением лекарство, диагностическая или лечебная методика преодолевают долгий путь доклинических и клинических испытаний?


– Производители официально регистрируемых лекарств тратят на эти испытания огромные деньги и время. Для чего? Для того, чтобы выявить все возможные побочные эффекты, доказать, что лекарство обладает противоопухолевым эффектом или способно улучшить качество жизни пациентов, что в установленных дозах оно безопасно для человеческого организма. Любая попытка «смухлевать» наказывается очень жестоко – 10–20 судебных исков от пациентов, поддержанных контролирующими организациями, могут разорить даже фармацевтического гиганта. Многие препараты не выдерживают «экзамена» и к регистрации не допускаются.

– Что же представляют собой клинические исследования?

– На начальных этапах разработки лекарственных средств проводятся доклинические исследования, когда эффективность и безопасность препарата проверяются на животных. Но эти исследования не могут дать достоверной информации о том, как изучаемое средство будет действовать на человека. Препараты, успешно прошедшие доклинические испытания, переходят в следующую фазу – испытания клинические.
Клинические исследования I фазы – это первые испытания на людях. Проводятся они для того, чтобы найти безопасную дозу препарата. В онкологии такие испытания проходят с участием пациентов, которым существующие на настоящий момент лечебные методики помочь не могут. Это значит, что в отсутствие исследуемого препарата этим больным проводилось бы лишь симптоматическое лечение (т.е. поддерживающее лечение, направленное на борьбу только с симптомами опухоли). Получение же нового лекарства потенциально дает таким больным шанс на достижение противоопухолевого эффекта. Начинают с тех доз, которые заведомо безопасны для пациента. Постепенно доза повышается до достижения так называемой дозолимитирующей токсичности, т.е. токсичности, не представляющей угрозы для жизни человека.
Во II фазе клинических исследований оценивают эффективность и безопасность лекарственного средства при конкретных типах опухолей (рак молочной железы, кишки и т.д.). Если препарат показал достаточную эффективность, его рекомендуют для продолжения изучения в III фазе.
В исследования III фазы включают большое количество пациентов (до нескольких тысяч). Это заключительный этап, который отвечает на самый главный вопрос: можно ли рекомендовать данный препарат для широкого клинического применения? Критерием эффективности препарата в III фазе исследований является его способность продлевать жизнь больных (в идеале – излечивать пациентов).
Испытания III фазы проводятся, как правило, во многих научно-исследовательских центрах различных стран или одной страны (многоцентровые исследования). Российским пациентам такой формат исследований дает дополнительную гарантию соблюдения их прав. Ведь исследования проводятся по одинаковым правилам и в США, и в Европе, и в России. Одинаково контролируется соблюдение норм безопасности, этических норм.
Подавляющее большинство исследований III фазы рандомизированные контролируемые. Необходимое условие таких исследований – наличие основной (получающей новый, испытуемый препарат) и контрольной (получающей препарат, признанный на момент проведения исследования «золотым стандартом») групп пациентов. Использование плацебо («пустышки») в качестве лечения для пациентов контрольной группы допустимо лишь в случае, если для них на настоящее время не существует эффективного лечения. Больные основной и контрольной групп должны быть одинаковыми по признакам, способным повлиять на исход лечения (полу, возрасту, исходному лечению, стадии заболевания, наличию сопутствующих болезней и т.д.). В рандомизированных клинических исследованиях пациенты делятся на группы случайным образом (процедура рандомизации). Это значит, что больные имеют одинаковую вероятность попасть как в контрольную, так и в основную группу. На распределение пациентов в группы не могут повлиять ни врач, ни больной. Такой подход дает уверенность в том, что достигаемый эффект – это следствие применения исследуемого лекарства, а не других обстоятельств (например, отбора больных, имеющих заранее лучший прогноз).
Исследование может быть открытым, когда врачу и больному становится известен выбранный способ лечения (исследуемый препарат или препарат сравнения). Однако все чаще проводятся так называемые слепые исследования. Это значит, что после проведения рандомизации больной не знает, в какую группу он попал. Такой подход позволяет избежать «эффекта пустышки», при котором психологический настрой пациента приводит к изменению некоторых показателей, характеризующих эффективность препарата (интенсивность боли, слабости и т.д.). На этом эффекте очень часто основан «успех» БАДов, народных средств, заряженной воды и т.п. Если человек убежден, что от такого-то средства должна пройти, к примеру, боль, на какое-то время он почувствует себя лучше. Даже если ему вводится абсолютно неэффективный препарат.
Часто проводятся и двойные слепые исследования. В этом случае о том, что получает пациент (исследуемое или контрольное лечение) не знают ни врач, ни больной. Это является дополнительной гарантией беспристрастности врача. Разумеется, в случае возникновения медицинских проблем (при развитии осложнений и т.д.) информация о виде лечения «открывается».
На основании результатов III фазы принимается решение о регистрации лекарства или отказе в регистрации. Препарат будет зарегистрирован, если покажет свое преимущество перед препаратом сравнения.
После того, как препарат получил одобрение, проводится IV фаза. Действие лекарства продолжает изучаться даже после его выхода на рынок, и особое внимание обращается на выявление ранее неизвестных или неправильно определенных побочных эффектов. Пока официально зарегистрированный препарат находится в продаже, за ним осуществляется неусыпный контроль. Фирма-производитель обязана обновлять инструкции, показания и противопоказания при поступлении новых данных о побочных эффектах и т.д.
Все фазы исследований подвергаются жесткому мониторингу как со стороны самой фирмы, так и со стороны международных аудиторов, организаций, отвечающих за регистрацию препаратов. В США таким «страшным» контролером является FDA (Food and Drug Administration, www.fda.gov ), в России – Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор, www.roszdravnadzor.ru), Фармакологический комитет.


– Что пациенту важно знать, когда он принимает решение об участии в клинических исследованиях? Ведь это добровольное участие?


– Да, больных включают в исследование только после их письменного информированного согласия. Исследователь обязан информировать больного о целях исследования, обо всех процедурах, которые будут проводиться пациенту, возможных рисках, побочных и ожидаемых положительных эффектах, альтернативных способах лечения, о компенсации возможного ущерба. Пациент имеет право выйти из эксперимента на любом этапе. Причем больному предоставляют подробную информацию, касающуюся не только экспериментального лечения, но и лечения стандартного.


– А если это плацебоконтролируемое исследование, стоит ли пациенту соглашаться на участие в нем? Возможно, он идет на это в надежде получить новый, пусть еще не зарегистрированный, препарат, когда все шансы на успешное лечение существующими методами исчерпаны. Знает ли он, что может получить в результате «пустышку»?


– Пациента предупреждают заранее, что лечение будет выбрано слепым методом. Одна группа участников исследования будет получать исследуемый препарат, а другая плацебо («пустышку»). Отказываться по этой причине не стоит. Во-первых, использование плацебо допускается только тогда, когда этим не может быть нанесен вред пациенту. Во-вторых, в любом случае, если исследование проводится по западному стандарту – это гарантия того, что пациент будет находиться под тщательным наблюдением, будет бесплатно получать препараты и обследоваться, каждый шаг лечащих врачей будет строго регламентирован. К тому же такой пациент по условиям большинства протоколов получит так называемое наилучшее поддерживающее лечение (best supportive care), т.е. наилучшее лечение, направленное на борьбу с симптомами опухоли.
Многие пугаются, прочитав в информированном согласии перечень возможных побочных эффектов. Пугаются даже тогда, когда читают описание лечения контрольной группы – лечения, которое давно используется рутинно и является «золотым стандартом» терапии. В итоге, отказавшись от участия в клиническом исследовании, человек получает ту же терапию в онкодиспансере. Только там его информируют гораздо менее подробно.
Другая крайность, когда люди подписывают информированное согласие не глядя, целиком полагаясь на врача. Необходимо внимательно читать предлагаемый документ. Если что-то непонятно, вызывает сомнение, всегда можно спросить у лечащего врача, обратиться к третьей стороне. Это же касается и инструкций к препаратам. Если вы посмотрите зарубежные инструкции, то увидите, что там приводятся даже единичные побочные эффекты, отмеченные в ходе исследования. Утайка или неописание хотя бы одного малозначимого эпизода может повлечь за собой серьезные последствия для фирмы-производителя. Если же производители в качестве аргументов приводят единицы или десятки случаев успешного лечения, но не имеют при этом контрольной группы, скорее всего, это значит, что в какой-то момент они не смогли или не захотели доказать эффективность своего метода путем, принятым во всем мире.


– Откуда пациенты узнают о проходящих клинических исследованиях и возможности участвовать в них?


– На большинстве зарубежных медицинских Интернет-сайтов для пациентов есть информация о том, в каких клиниках ведутся испытания новых лекарств и по каким параметрам для них подбираются больные. Особенно это важно для больных, у которых исчерпаны все возможности современного противоопухолевого лечения. В России, к сожалению, это не принято. Наши пациенты получают информацию только от врачей. Более того, зачастую врачи на местах относятся к таким исследованиям с большим подозрением и либо не информируют людей, либо настраивают их на отказ от участия. Я бы это объяснил стереотипностью мышления. Тем не менее, исследований, основанных на международных стандартах, в нашей стране проводится все больше. И многие пациенты уже активно ищут возможность в них участвовать. И больше врачей, а с ними и пациентов, привыкают к таким понятиям, как информированное согласие, комитеты по этике, good clinical practice (качественные клинические испытания – кодекс, гарантирующий надежность и достоверность клинических испытаний, обеспечивающий защиту прав пациента) и т.д.

Если вы ставите под сомнение рекомендации вашего онколога, обратитесь к специалистам из других клиник. Если и их ответ вас не устроит, можно изучить международные рекомендации (например, на сайте Национального института рака США, National Cancer Institute, NCI, www.cancer.gov). Однако информация должна исходить прежде всего от профессионалов-онкологов.


--к.м.н. Жуков Н.В., Н.Д. Уманская
по материалам журнала "Вместе против рака"

Онлайн консультация онколога

В России онкологический пациент зачастую страдает не от самой болезни, а от неправильного лечения. Статистика свидетельствует, что пациенты, которые стремятся понять суть болезни и методов лечения и задают больше осознанных вопросов врачам, в итоге получают более качественное лечение.

Последние вопросы на форуме:

не установлен

Арндт Алёна (Ответов: 2)

аденокарцинома

каращук наталья (Ответов: 2)

2 стадия рака молочной железы

тофан оксана (Ответов: 1)

рак желудка

Кудряшова Наталья (Ответов: 1)

T3NxM0 ст.3

Каримова Екатерина (Ответов: 1)

ЗНО левой молочной железы Т4N3М0

Жигунова Ольга (Ответов: 1)

Сr пр. м/ж Т2NxM0. Сr лев. м/ж Т3N1-2M0.

Семенов Сергей (Ответов: 1)

Вы можете задать свой вопрос на нашем консультативном форуме.